Ричард Султанов: Международные рынки теперь работают с отрицательным процентными ставками, это новая парадигма

Ричард Султанов: Международные рынки теперь работают с отрицательным процентными ставками, это новая парадигма

Высокая инфляция — это плохое явление, но 2 % считаются очень хорошим «здоровым» показателем.

Ричард Султанов имеет богатый опыт в вопросах экономики и международных экономических отношений. Г-н Султанов работал в ряде международных компаний, где отвечал за взаимодействие с ведущими глобальными инвесторами, финансы и рынки капитала.

В чем заключается смысл отрицательных негативных ставок? Зачем они были введены центробанками ряда стран?

Ричард Султанов: Отрицательные процентные ставки были введены рядом центробанков для борьбы с последствиями финансового и экономического кризиса 2009 года. Мы часто слышим о негативных процентных ставках ЕЦБ, но есть и другие примеры – Япония и Швеция. Идея проста – отрицательные процентные ставки должны простимулировать банки наращивать свои кредитные портфели. Выдавать займы бизнесам и физическим лицам. Такое решение было принято, потому что банки существенно сократили выдачу кредитов в связи с изменением экономической ситуации, начали по-другому, более взвешенно подходить к оценке рисков заемщиков и риску невозврата денег.

Стало ли это положительным прецедентом? Здесь эксперты разнятся в оценках. С одной стороны, это хорошая идея в отношении стимуляции экономической активности – банкам дорого обходится хранение денег на счетах в ЕЦБ (или других центробанках). Проще говоря, они теряют на этом деньги. С другой стороны, банки хорошо и ясно видят, что происходит в их странах, каково реальное положение дел и не готовы рисковать. Иногда они могут смириться и с потерей половины процента за хранение денег на счетах в центробанке.

Также отрицательные процентные ставки дают обычному человеку в той или иной стране возможность брать кредиты под очень низкую ставку (всего несколько процентов в отдельных странах) и, например, приобретать автомобили, брать ипотеку для покупки недвижимости. Это стимулирует экономику. Кроме того, есть надежда, что экономическая активность позволит немного разогнать инфляцию. Данный показатель зачастую используется как индикатор здоровья той или иной экономики. Конечно, высокая инфляция — это плохое явление, но 2 % считаются очень хорошим «здоровым» показателем.

Отрицательные процентные ставки – это новая парадигма?

Ричард Султанов: Отрицательные ставки были введены в ряде стран (или экономических блоках) уже много лет назад, и пока не ожидается больших изменений. В США ставка была на очень низком уровне (0,25 %), но как только ее начали поднимать в прошлом году, то сразу возникли опасения по поводу новой рецессии. В связи с этим ФРС пришлось три раза понижать ставку, чтобы нивелировать страхи потенциально грядущего экономического спада.

Обсуждается ли что-то подобное в России?

Ричард Султанов: В России процентная ставка находится в положительной зоне, хотя ЦБ последовательно ее снижает. Но до отрицательных процентных ставок нам еще очень далеко, и стремиться к этому совсем не стоит. В конце 2019 года действительно было обсуждение негативных ставок в России, но только в части депозитов в евро. Центральный Банк детально посмотрел на ситуацию – когда банки принимают на хранение средства в евро, это создает для них некий дисбаланс по части рисков. Потенциально это хранение средств может стоить им денег, но вкладчику они обязаны вернуть полную сумму. Пока дискуссия на тему введения комиссии по счетам приостановлена. Однако целый ряд банков уже отказался от счетов в евро: их просто не открывают, а ныне открытые просят клиентов закрыть.

Источник информации: https://www.km.ru/economics/2020/02/04/869217-richard-sultanov-mezhdunarodnye-rynki-teper-rabotayut-s-otritsatelnym-pr

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.